ГРЕК-ЗОРБА

История Зорбы
Ма Амрит Садхана


     История Зорбы в книге Никоса Казантзакиса рассказывается от лица босса. Босс впервые встретил Зорбу в небольшой гостинице в Пирее, главном порту Афин. Босс ждал паром на Крит, а Зорба искал работу и подошел к боссу, чтобы спросить, не нужен ли ему слуга.

     Его крепкое тело, проницательный взгляд, его сердце, пульсирующее необузданной энергией, его сущность, пылающая огнем и душа язычника, пропитанная духом матери-земли, глубоко тронули босса. Он почувствовал, что именно такого человека он и ждал.

     Они вместе поехали на Крит, остров в Средиземном море, где у босса была угольная шахта и где все его так и звали - "босс". Они построили хижину из бамбука, ивовых прутьев и старых цистерн из-под бензина. Эта хижина стала их домом. Хотя Зорба был просто слугой, босс его очень уважал и считался с ним. Зорба знал горнодобывающее дело и стал бригадиром шахтеров. И хотя босс с Зорбой были управляющими, они начали наслаждаться простой жизнью рабочих.

     В деревне рядом с шахтой жила одна вдова - госпожа Гортензия. В молодости ее любовниками были четыре генерала и один адмирал. И хотя теперь она была уже в летах, она осталась молодой в душе и продолжала флиртовать и носить красивые платья. Зорба, который был очень неравнодушен к женщинам, начал за ней ухаживать. Каждое воскресенье он отправлялся к ней в своем лучшем костюме. Он считал, что грех такой женщине спать в одиночестве.

     Дружба Зорбы и босса была дружбой противоположностей. Зорба делал то, о чем босс только думал. Зорба работал в шахте, в то время как босс писал трактат о Будде. Зорба никогда не учился в школе, поэтому его ум остался невинным и неиспорченным.

     Зорба очень любил танцевать, без всякого повода. Он хлопал в ладоши, подпрыгивал и взлетал в воздух в танце. Глядя на него, казалось, что в этом шестидесятилетнем теле живет душа, которая вместе с плотью и кровью хочет, как метеор, взлететь и раствориться в бескрайнем небе. Когда босс увидел, как Зорба танцует в экстазе, он испугался и закричал: "Остановись! Хватит! Все!"

     После танца Зорба сказал: "Это слишком! Я просто задыхаюсь от экстаза! Разве это можно описать словами? Фух-х-х! Когда умер Деметриус, мой трехлетний сын, я танцевал перед его мертвым телом. Люди подумали, что я сошел с ума от скорби. Человек стал таким бесчувственным, что выражает все только в словах. Каждая клетка его тела была мертва! Можно ли всю эту скорбь выразить только в словах?"

     В деревне жила еще одна, молодая, вдова. Зорба очень переживал, что она спит одна и что босс тоже спит один. Он подбивал босса собрать мужество и поухаживать за ней. Но сильная культурная обусловленность и этикет не позволяли боссу прислушаться к нуждам тела.

     Каждый день после работы Зорба готовил ужин. Пока они вместе ели, Зорба рассказывал боссу о своей жизни, полной приключений. У босса бы никогда не хватило мужества сделать то, что делал Зорба. Босс думал про себя: "Моя жизнь прошла зря. Я так низко пал, что если бы передо мной стоял выбор - любить женщину или почитать книгу - я бы выбрал книгу".

     У Зорбы появился план срубить деревья на вершине холма и перевезти лес к шахте. Для этого он придумал соорудить большие поддержки для канатов от вершины до подножья холма. Он называл это своей канатной дорогой и мечтал на ней разбогатеть. Он называл деньги своими крыльями, потому что на этих крыльях он смог бы полететь в новые места за новыми приключениями и повстречать новых женщин.

     На праздники - Рождество, Новый год и Пасху - босс и Зорба одевались во все самое лучшее и отправлялись в церковь. Они танцевали с жителями деревни и пили вино. Затем Зорба оставался у госпожи Гортензии, а босс в разочаровании возвращался обратно в хижину. Будда стал для него таким наваждением, что он винил злую богиню Мару в том, что она искушает его предать свою веру.

     Когда Зорба построил свою канатную дорогу, они с боссом решили устроить праздник в честь ее открытия. Была приглашена вся деревенская элита. Были приглашены также священники из монастыря на холме, чтобы благословить канатную дорогу. Зорба заранее приготовил бочку отменного вина. Все шахтеры оделись в праздничные одежды. На вершине холма были приготовлены бревна недавно срубленных деревьев, чтобы спустить их по канатной дороге. Зорба махнул зеленым флагом и крикнул: "Огонь!"

     Бревно устремилось вниз. Из-за большой скорости и трения от него посыпались искры. Прежде чем бревно дошло до конца дороги, оно загорелось и упало в море. Гости испугались огня и отошли подальше. Немного пристыженный, Зорба приготовился спустить следующее бревно и снова крикнул: "Огонь!"

     Второе бревно устремилось вниз с еще большей скоростью, угрожая снести людей, стоящих вокруг, но на полпути сошло с каната и упало вниз. Приглашенные испугались и убежали. Зорба пытался их успокоить: "Ничего страшного, первый блин всегда комом".

     Когда с вершины спустили третье бревно, поддержки для каната не выдержали и рухнули. Бревно осталось висеть где-то на полпути, а гости разбежались во все стороны вместе со своими ревущими от страха ослами.

     В конце концов осталось только два человека - Зорба и босс. Зорба сел на землю, от стыда зажав голову между коленями, но босс, который был прилежным учеником Зорбы, сказал: "Зорба! Давай танцевать! Научи меня танцевать!"

     Зорба с недоверием посмотрел на него, а затем вскочил и начал танцевать в радости и восторге. Танцуя, они начали смеяться над своим провалом, сначала тихо, а затем все громче и громче, пока холмы не начали отдавать эхом от их смеха. Они потеряли контроль. Они танцевали обнаженные, невесомые, без всяких забот в этом мире. Впервые в жизни босс почувствовал чистую радость.

     Босс потерял все свои деньги, все связи на острове, потерял свою шахту и уже не мог держать при себе Зорбу. Им пришлось разойтись. Босс отправился в город, чтобы договориться о публикации своей книги. Сердце Зорбы было разбито, но он не показывал вида. Однажды ночью, никому ничего не сказав, он тихо исчез их хижины и из жизни босса. Но они расстались только снаружи. Внутри Зорба продолжал чувствовать связь с боссом.

     Через семь лет босс получил письмо из Германии. Его написал директор одной деревенской школы: "Алексис Зорба умер, но перед смертью он выразил желание оставить боссу свою гитару".

    

Ошо о Зорбе



     Я всегда любил эту книгу. <...> Ее автор, Никос Казантзакис, был греком. Я даже не знаю, как правильно произносится его имя, но "Грек Зорба" - это шедевр. Ее автор не Будда, не Махавира, но он может стать просветленным в любой момент. Он созрел, он готов к этому, он просто ждет своего момента.

     Зорба - это моя любовь. Я люблю странных людей.

     Зорба - очень странный человек, он даже не реальный человек, а выдуманный персонаж, но для меня он стал почти реальностью, потому что он воплощает собой Эпикура, Чарваку и всех материалистов мира. Он не только воплощает их, он воплощает их в самом лучшем проявлении.

     В одном месте Зорба говорит боссу: "Босс, у тебя есть все, но все же ты упускаешь жизнь, потому что тебе не хватает немного безумия. Если ты можешь позволить себе немного безумия, ты узнаешь, что такое жизнь".

    
ОШО, "Книги, которые я любил"


     Я понимаю его; я понимаю не только его, я понимаю всех Зорб всех времен, с их "небольшим безумием". Но я не верю в то, чего "немного". Я совершенно безумен, я абсолютно безумен. Если вы немного безумны, вы узнаете только немного жизни, но это лучше, чем не узнать ее совсем.

     Зорба, бедный Зорба - неграмотный, простой рабочий... должно быть, он был крепко сложен, и немного безумен. Он дал прекрасный совет своему хозяину: "Будь немного безумным". Я же говорю, что "немного" недостаточно - будьте совершенно безумны! Но вы можете позволить себе полное безумие, только если вы медитируете, иначе вы сойдете с ума. Вы не сможете его поглотить, оно поглотит вас. Если вы не знаете, что такое медитация, вы просто сгорите в нем. Поэтому я придумал новое имя "Зорба-Будда".

     Зорба-Будда - это мой синтез. Я люблю Казантзакиса и его великое произведение искусства, но мне также жаль его, потому что он все еще в темноте. Казантзакис, тебе нужен хозяин, - немного медитации, иначе ты никогда не узнаешь, что такое жизнь.

     Никогда не отказывайтесь тела, это ваш дом.

     Никогда не отказывайтесь от сознания, потому что ваш дом может быть хорошо обставлен, но без сознания в нем не будет хозяина, он будет пустым. Только вместе они создают красивую, наполненную жизнь.

     Я выбрал Зорбу как символ для тела, а Будду как символ для души.

     Зорба - очень красивый человек: он не боится ада и не жаждет рая, он живет от момента к моменту, наслаждаясь простыми вещами - едой, вином, женщинами. После целого дня работы он берет в руки гитару и часами танцует на берегу моря.

     Другая часть Казантзакиса, которую он прожил в "Греке Зорбе"... Зорба - его слуга. Другая часть - это хозяин, который нанял Зорбу. Он, всегда печальный, сидит в своем офисе и занимается бумагами, никогда не смеется, никогда не наслаждается, никогда не ходит на свидания и глубоко внутри всегда завидует Зорбе, который очень мало зарабатывает, но живет как царь, не думая о завтрашнем дне, о том, что случится. Он с удовольствием ест, с удовольствием пьет, с удовольствием поет и с удовольствием танцует. А его богатый хозяин всегда страдает, всегда сидит у себя печальный, несчастный, напряженный.

     Зорба - это непроживаемая часть каждого так называемого религиозного человека.

     Вся жизнь Зорбы - это жизнь простого физического наслаждения, но без какого-либо беспокойства, без чувства вины, без мыслей о грехе и добродетели...

     Я бы хотел, чтобы этот человек, Зорба, был живым в каждом из вас, потому что это ваше природное наследие. Но вы не должны останавливаться на Зорбе.

     Зорба - это только начало. Если вы позволите Зорбе полностью проявить себя, рано или поздно вы обязательно начнете думать о чем-то лучшем, большем, высшем. Но это придет не от ума, это придет из вашего опыта.

    
ОШО, "За пределами просветления"


Возврат     Главная страница

Дата обновления - 31/03/2007 23:22:56
Copyright © 2003-2017, design by  T&Y